Сладострастие, жестокость и религия

Страница: 1234567 ... 14

Если мы попытаемся найти происхождение этой атмосферы, насыщенной сладострастием, то мы должны будем признать, что ее зародыши отчетливо видны во всех последних работах Корреджо, где взгляды мадонн и святых имеют слишком земное выражение"[i].

Таким образом, идея родства религиозного чувства и чувства сексуального[2] проникла также в искусство[3].

Если бы мы хотели исследовать, в какую эпоху эта идея начала реализоваться, мы должны были бы обратиться к той отдаленной древности, может быть, даже к тому времени, когда религиозное чувство только еще народилось у человека. "Глубокая древность, - говорит Моро (де Тур[4]) — связывала с религиозной идеей признаки, которые теперь кажутся нам непристойными или смешными...

Вавилоне, в Финикии, в Армении и др. все женщины должны были принести любовную жертву на специальном алтаре[5]. Такой обычай существует еще и в наши дни во многих провинциях Индостана, Цейлона, в Полинезии, в частности на Таити. Египтяне, греки, римляне имели множество праздников, где царил разнузданный разгул. В наши дни в Индии, где религиозные традиции сохранились во ей их чистоте, праздники, которые носят имя "праздники Сакти-Пудия, или мистерии всеобщего оплодотворения", воспроизводят все, что можно вообразить, все противоестественные гнусности, окруженные всей помпой индусских церемоний".

В средние века существовала целая серия религиозных фанатических сект, в которых характерным образом сочетались религия и любовь. Так, николеты проповедовали отсутствие всякого стыда в сексуальных функциях и учили, что страсти, даже самые низкие и грубые, полезны и святы; адамисты учили, что стыдливость должна быть пожертвована богу; наконец, мы должны упомянуть еще об одной эротической секте, пикардистов, которые позже появились во Франции под именем "насмешников" ("turlupins")[6]. Можно проследить существование подобных сект до нашего времени. Так, Ева Батлер (XVII-ХVIII столетия) основала в Гессене "секту религиозных филадельфийцев", которая проповедовала воссоединение духа и тела; в начале XIX столетия пасторы Эбель и Дистель основали в Кенигсберге секту "баб" ("moukkers"), которую обвинили в том, что под маской религии она скрывала разврат; такова же природа секты "хлыстов", еще и ныне существующей в России, члены которой во время их религиозных церемоний, называемых "радения", впадают в экстаз, в котором они предаются необузданному разврату. Жизнь монастырей чрезвычайно богата примерами, когда не только усердно молятся, но когда при случае предаются самым экстравагантным оргиям, где религиозное мистическое единство полов приводит к соединению менее духовного порядка.

— 2 —
Страница: 1234567 ... 14